• Главная
  • Инвалид из Моздокского района спустя 20 лет ожидания была исключена из программы получения жилья
15:30, 4 августа
Надежный источник

Инвалид из Моздокского района спустя 20 лет ожидания была исключена из программы получения жилья

Инвалид первой группы Светлана Чен стоит в очереди на получение жилья. Но ее сняли с очереди, так как у ее отца есть дом. В этом доме Светлана не живет и даже не прописана. Но это все же стало причиной отказа. Об этом рассказала ГТРК «Алания».

Светлана Чен – инвалид 1 группы. Когда девочке было 10 лет, произошло страшное ДТП – Светлана потеряла ноги и оказалась в инвалидном кресле. Родителям для спасения дочери пришлось продать дом. С тех пор семья Чен кочует по съемным жилищам.

Светлана Чен:

«В 2001 году мы стали в очередь на жилье, и в список включили вместе со мной моих родителей. До 2021 года все постепенно шло, а в 21-м моих родителей исключили из списка. Родителей и моего несовершеннолетнего ребенка. Ребенок родился в 2013-м, так как я не могу им в полную силу заниматься, моя мама стала опекуном моего сына. Но я родительских прав не лишена, мы живем все в одном доме, с родителями и с ребенком. В 2021 году их исключили из списка, родителей и сына, и предложили встать в отдельную очередь – как две разные отдельные семьи. Ну ладно, я осталась, и на этом спасибо».

Так, спустя двадцать лет ожидания, родителей и сына Светланы из очереди исключили. В марте она получила письмо о том, что ее обращение на получение субсидии направлено на исполнение в министерство строительства. Но потом пришел другой документ — с отказом на получение субсидии.

Светлана Чен:

«Мы ждем, а через несколько дней приходит из Минстроя письмо, что мне дали полный отказ. Потому что из Моздока дали информацию, якобы у моего отца есть хороший жилой дом, но по факту это не жилой дом, а коробка. Там ни коммуникаций, там ничего нет. Это просто коробка. Может быть, с улицы кажется, что все неплохо…Из Луковской администрации ездили туда, фотографировали, причем нас не оповестили, я узнала об этом уже потом. Когда я задала вопрос, почему нам не сообщили, мы бы вместе проехали и внутреннюю часть дома тоже сняли, мне сказали – там и так видно, что дом не жилой».

Заместитель главы Луковского сельского поселения встретил нашу съемочную группу настороженно. Игорь Стародубцев категорично заявил, что никто из представителей администрации к строящемуся дому Мирона Чена не выезжал, и обследования не проводил.

Игорь Стародубцев, заместитель главы АМС Луковского сельского поселения:

«Данная семья много лет стояла на очереди, в апреле текущего года были запрошены документы в министерство архитектуры РСО-А через АМС Моздокского района, ежегодно документы по данным делам необходимо обновлять, так же в этом году был направлен запрос в Росреестр, имеется ли жилье у данной семьи, из Росреестра поступил ответ, что у данной семьи есть жилье в станице Луковская, данное дело было направлено в министерство архитектуры со всеми соответствующими документами».

Бетонные стены, стяжка, и никаких условий для проживания. Мирон Чен строил этот дом около 20 лет. Пока были силы, возвел коробку, потом вышел на пенсию, и возможности достраивать здание уже не было.

Водопровода на этой улице нет, за водой нужно ходить к колодцу, нет на участке и газа. Когда бетонная коробка сможет стать жилой – неизвестно. На Светлану здание не зарегистрировано, но именно оно послужило причиной отказа.

Анзор Куцуков, заместитель министра строительства и архитектуры РСО-А:

«Она прописана со своими родителями, сыном и братом. У члена ее семьи, отца, имеется недвижимость площадью 120 кв.м. в той же станице. Эти данные нам поступили из Росреестра. И в соответствии с этой выпиской Светлана не может быть участником госпрограммы. Эта госпрограмма является федеральной, правила пишутся на госуровне, участники должны соответствовать критериям, а это основной критерий – нуждаемость в улучшении жилищных условий. – Получается, если у родственника есть жилье, то не положено? – Да, у члена семьи. По 31 ст. ЖК членами семьи являются родители, дети, супруги, тем более они прописаны вместе».

Светлана Чен:

«Я вот думаю – даже если бы это действительно был готовый дом, если они нас в прошлом году разъединили как две разные семьи, сейчас мне приписывают этот дом, он никому не дает покоя».

Двадцать лет ожидания окончились ничем. Пенсия семьи Чен уходит на оплату съемного жилья, достроить отцовский дом она не в состоянии, а жить в нем невозможно. Замкнутый круг. И как вырваться из него, Светлана не знает.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#Светлана Чен #инвалид #жилье #Моздокский район
0,0
Оцените первым
Авторизуйтесь, щоб оцінити
Авторизуйтесь, щоб оцінити

Комментарии

Объявления
live comments feed...